Навигация:

Об Архивной службе

ОТ МАРТА ДО МАРТА

(ко Дню возрождения балкарского народа)

8 марта 1944 года является скорбной датой в истории нашей республики. В этот день все балкарцы, несправедливо обвиненные в измене Родине, были насильственно выселены со своих исконных земель в Среднюю Азию и Казахстан.

Днем начала спецоперации было запланировано 10 марта. Однако на два дня раньше, утром 8 марта, балкарские села были оцеплены, и начались оперативные мероприятия по выселению. Операция проводилась в соответствии с приказом НКВД СССР от 26 февраля 1944 г. № 00186с/с «О мероприятиях по выселению из Кабардино-Балкарской АССР балкарского населения». Для этого было выделено 4000 оперативных работников НКВД-НКГБ и несколько соединений и частей войск НКВД общей численностью 17000 человек. Завершилась операция, по данным Наркома внутренних дел СССР Л. Берии, 9 марта. К местам нового поселения в Казахскую и Киргизскую ССР было отправлено 37103 балкарца. Параллельно арестовывались те, кто не внушал доверия. Таковых оказалось 478 человек.

Наверное, в каждой семье сохранились воспоминания о тех далеких драматических событиях. Вот одно из них: «Ранним утром 8 марта, когда мои бабушка и мама (которой в ту пору было 14 лет) делали намаз, в дом ворвались люди в военной форме и приказали срочно собираться в дорогу, брать теплые вещи, продукты. На сборы отвели всего 15 минут. У бабушки тогда было семеро детей, моя мама была средней. За эти минуты бабушка успела только одеть детей, взять теплые одеяла, кое-что из продуктов и ценные вещи (серебряные изделия и несколько золотых монет, оставшихся еще с царских времен). Приехали грузовики. В последний момент она вспомнила про казанок, который мог бы пригодиться в дороге, взяла его, но солдат выхватил его из рук и выбросил. Чугунный котелок, сделав три круга, остановился и остался лежать во дворе. Домашние животные как будто чувствовали беду. Лаяли собаки, а два вола вырвались из загона, подбежали к кузову грузовика и в тревоге начали тянуть шеи к своим отъезжающим хозяевам. Бабушка говорила, что в их глазах стояли слезы... Бабушка, которая до этого момента сдерживалась, уже не могла сдержать слез...»[1].

Автор книги «Правда о выселении балкарцев» Давид Шабаев, в прошлом начальник Архивного управления при Совете Министров КБАССР, так описывал события, которые происходили в балкарских селах сразу после того, как их жители покинули свои дома: «…Еще не остыли рельсы, по которым товарные составы увозили балкарцев в ссылку, как местные комиссии ринулись в дома спецпереселенцев. Предметы домашнего обихода и утварь, а также имущество ликвидированных колхозов комиссии по разрешению Народного комиссариата финансов имели право реализовывать учреждениям и частным лицам…»[2].

Комиссии приступили к работе прямо в день выселения – 8 марта. Такая четкость и оперативность обусловливалась тем, что комиссии формировались за несколько дней до этой даты и находились в ожидании «часа икс». Всего для принятия скота и учета сельскохозяйственной продукции и имущества в распоряжение Республиканской комиссии было мобилизовано 450 ответственных работников наркоматов и районных организаций. Кроме того, для ухода за скотом прибыло 2500 колхозников из других районов республики. В управлении Центрального государственного архива Архивной службы КБР отложилось немало документов о работе этих комиссий. Например, согласно акту по селению Шаурдат в колхозе им. НКВД (каково название!) местной комиссией под председательством Кульдагова было найдено и сдано государству 184 головы крупного рогатого скота, 577 мелкого и 45 голов рабочего скота (ослов)[3]. И так по всем селам. Составлялись тщательные описи личных вещей, домашней утвари, мебели и одежды выселенных людей. В списки попали комоды, подушки, шифоньеры, шубы, бурки, тазы, топоры, утюги, котлы и сковороды, зеркала, заварные чайники и тарелки, сундуки, вилы, косы, самовары, ведра, кровати и многое другое. В балкарских домах, где рукоделие стояло во главе угла, имелись швейные машинки, ножные и ручные, в том числе известной фирмы «Зингер». Конечно же, они тоже были изъяты, за исключением тех, которые балкарские женщины смогли взять с собой в ссылку, где они буквально спасали своих хозяев от голодной смерти.

Всего по районам, откуда выселялось балкарское население, было учтено и сдано государству 1250 центнеров шерсти, 16151 шт. кож, 10265 центнеров кукурузы, 16759 центнеров картофеля, 1667 волов, 39649 овец и коз, 2780 ослов, 1750 лошадей, 19573 голов крупного рогатого скота. Жилых домов комиссиями было учтено 7122, швейных машин - 1163, сепараторов - 101, кроватей - 5402, шкафов и стульев - 8764, котлов и тазов - 6649, конных плугов - 313, борон – 359, на сумму 1 985 057 рублей[4]. Сколько еще пропало скота и лошадей – неизвестно.

Квартиры балкарцев, проживавших в Нальчике (как правило, представителей национальной интеллигенции), тоже подвергались осмотру. Сразу после выселения председатель Нальчикского горисполкома Илья Гобедашвили получил от Наркома внутренних дел КБАССР полковника госбезопасности Бзиавы следующее предписание:

«Все оставшиеся документальные материалы в квартирах выселенных балкарцев подлежат полной конфискации Отделом Государственных архивов НКВД КБАССР для включения в состав Государственного архивного фонда Союза ССР (постановление СНК СССР № 723 от 28/III-41 г.). На основании вышеизложенного прошу поставить в известность Отдел Государственных архивов НКВД КБАССР для совместного вскрытия опечатанных квартир и составления акта и производства конфискации принадлежащего им имущества по принадлежности совместно с работниками соответствующих органов. В отсутствии представителя от Отдела Государственных архивов НКВД КБАССР вскрытие квартир не производить и имущество не конфисковывать»[5].

Однако впоследствии Бзиава изменил свое распоряжение, видимо, решив, что ничего ценного в оставленных документах нет. В резолюции начальника Отдела Государственных архивов НКВД КБАССР В. Жукова отмечалось: «8 марта 1944 г. народным комиссаром внутренних дел КБАССР было дано приказание, что конфискацию оставшихся документальных материалов на квартирах выселенных балкарцев не производить как материалов, не имеющих положительно никакой ценности»[1].

За выселением балкарского народа последовали значительные изменения в административно-территориальном устройстве республики. В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 апреля 1944 г. административная граница РСФСР с Грузинской ССР, ранее проходившая по Главному Кавказскому хребту, теперь делала петлю вглубь горной территории Кабардино-Балкарии. Грузии отошло так называемое северное Приэльбрусье (верховья реки Малки), относившиеся к Нагорному району КБАССР, и верхняя часть Эльбрусского района, расположенная в Баксанском ущелье. Таким образом, наша республика лишалась своей главной достопримечательности - Приэльбрусья, до войны прославившейся на всю страну как туристическая и курортная местность. То, что представляло большую ценность для Кабардино-Балкарии, для Грузии не имело значения. Район Приэльбрусья был глухо отгорожен от Грузии почти непроходимым Главным Кавказским хребтом, что делало его освоение Грузией практически невозможным.

Ряд населенных пунктов за период депортации балкарского народа изменил свои названия. Хасанья стала Пригородным, Яникой – Ново-Каменкой, Былым – Угольным, Тызыл - Солнечным, Лашкута – Заречным. Поселок Эльбрус (отошедший Грузии) переименовали на грузинский лад в поселок Иалбузи. Впоследствии все исторические названия были возвращены балкарским селам, за исключением Солнечного, снятого в 1959 г. с административного учета. Изменения коснулись также Хуламо-Безенгиевского района, который указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 29 мая 1944 г. был переименован в Советский район. При этом часть его населенных пунктов: Белая Речка, Хасанья передавалась в Нальчикский район. Тем же указом упразднялся Черекский район с передачей территории в Лескенский и Советский районы. Мелкие высокогорные балкарские села, «как не имеющие необходимых условий для нормального развития экономики», были сняты с административного учета, оказались заброшенными и больше не возродились. Более крупные – такие, как Кашкатау, Гунделен и т. п. – заселены представителями других национальностей «из малоземельных колхозов Кабардинской АССР». Жилые постройки, находившиеся в селениях Чалмас, Верхний Баксан, Актопрак, Верхний Чегем, Булунгу, Думала были переданы предприятиям и колхозам республики на слом. На территории бывших сельсоветов с. Нижний Баксан и Былым всё передавалось в пользование Тырныаузского вольфрамо-молибденового комбината. Сама же республика вместо Кабардино-Балкарской превратилась в Кабардинскую АССР и находилась в этом статусе, как известно, до 1957 года.

Середина 50-х годов стала переломной в судьбе балкарского и других репрессированных народов. «Хрущевская оттепель» дала им надежду на скорое возвращение в родные края. Следуя принятым на союзном уровне нормативным правовым актам об изменении правового положения спецпереселенцев и снятии с них ограничений,   первый секретарь Кабардинского обкома КПСС Тимбора Кубатиевич Мальбахов 3 сентября 1956 года представил на заседание бюро обкома докладную записку, в которой обозначил основные этапы по приему и расселению прибывающих в республику балкарцев[2]. Процесс переселения намечался двумя потоками – весной 1957 года и весной 1958 года. И осенью 1958 года партийное руководство республики уже докладывало Центральному Комитету КПСС о конкретных результатах проделанной работы. За два года в Кабардино-Балкарию вернулось 9327 семей в количестве 35274 человека. В КБАССР были созданы новые балкарские населенные пункты, образовано 13 новых сельских Советов. В марте 1958 г. были проведены дополнительные выборы в Верховный Совет КБАССР из числа лиц балкарской национальности по 6-ти избирательным округам, а также в местные Советы. Население активно трудоустраивалось, в основном во вновь создаваемые колхозы, которых насчитывалось 20. Проводились праздничные красочные мероприятия типа «Дня дружбы» кабардинских и балкарских колхозников. На эти встречи кабардинские колхозы привозили подарки балкарским колхозам – племенной скот, зерно и сельхозинвентарь[3].

Главнейшая задача – обеспечение жильем – тоже решалась на самом высоком уровне. За два года было построено и заселено 3457 индивидуальных жилых домов, и строительство еще продолжалось (строилось 2610 домов). Не говоря уже о новых школах, больницах, ФАПах, дорогах, библиотеках, клубах. Книжный фонд библиотек республики пополнился литературой на балкарском языке, появилась одна республиканская газета на балкарском языке и три районных. Возродились и учреждения искусства и культуры: балкарская труппа драмтеатра; актеры-балкарцы влились в коллективы госфилармонии и ансамбля песни и пляски. Балкарская молодежь поступила в Московское высшее театральное училище им. Щепкина и другие высшие и средние учебные заведения. В КБНИИ был создан сектор балкарского языка, литературы и истории.

И, конечно, счастье быть снова на родной земле, видеть ее красоту отразилось в произведениях балкарских поэтов и писателей, посвятивших немало добрых, искренних строк своей обретенной родине. В январе-марте 1957 года указом и законами высших органов власти балкарцам была возвращена их национальная государственность, а республика, теперь уже Кабардино-Балкарская, вновь получила бесценный дар природы – Приэльбрусье.

Н.А. Бальжатова,

зав. сектором использования документов

и методической работы УЦГА АС КБР

[1] Информация Кучмезова Б.Х.

[2] Шабаев Д.В. Правда о выселении балкарцев. Нальчик, 1994.

[3] УЦГА АС КБР, ф. Р-696, оп. 1, д. 441, л. 2-2 об.

[4] УЦГА АС КБР, ф. Р-526, оп. 1, д. 8, лл. 11-12 об.

[5] УЦГА АС КБР, ф. Р-248, оп. 1, д. 131, л. 53.

[6] УЦГА АС КБР, ф. Р-248, оп. 1, д. 131, л. 53.

[7] УЦДНИ АС КБР, ф. П-1, оп. 2, д. 708, лл. 4-18.

[8] УЦДНИ АС КБР, ф. П-1, оп. 2, д. 1030, лл. 86-95.

ot marta do marta

 

 

 

 

Полезные ссылки

uslugi 

Телефоны "горячей" линии
по антикоррупционной деятельности
АРХИВНОЙ СЛУЖБЫ
тел: +7 (8662)42-45-79
тел: +7 (8662)42-45-85
Телефоны КРУГЛОСУТОЧНОЙ
"АНТИКОРРУПЦИОННОЙ ЛИНИИ"
ГЛАВЫ КБР
тел: +7 (8662)40-89-70
тел: +7 (8662)40-34-32

Адрес: 360000, г. Нальчик, ул. М. Горького, 13
Тел. +7(8662)42-46-04
Факс. +7(8662)42-46-04
archiv@kbr.ru
Прием заявлений и выдача справок гражданам:
понедельник, среда, пятница с 9:00 до 17:00.
Перерыв с 13:00 до 14:00

Сегодня 15

Неделя 106

Месяц 1282

Всего 13282